Толстозадая продавщица Екатерина. Часть 2 (Грязь, унижение, фистинг))

— Теперь делай со мной всё, что хочешь, не стесняйся, яшмовый, - тяжело дыша после погружения и убирая с лица навязчивые мокрые волосы произнесла Екатерина. Е. Плечи её двигались от тяжелого дыхания, объемные ягодицы подставленные под Олега поднимались и опускались вновь. Косой содрогнулся, его дернул рвотный позыв, но мужик сдержался. – Представь, что я та самая, которая получит кайф от всего, что ты будешь делать, - добавила толстуха, сплевывая мочу и снова зачерпывая из ведра. Она умылась и схлебнула остатки с ладони, снова прополоскала рот.

Ебало у неё было симпатичное и до этого момента Косой собирался дать ей в этот рот поглубже, по самые гланды. Но помойная


блядина всё испортила. Желание давать себе в рот толстуха отбила у Олега напрочь. А жаль, наверняка эта голубоглазая сука отлично сосёт и глотает с такими-то замашками. Омерзительное зрелище продолжалось; она полоскала рот хуетой из помойного ведра. Косой смотрел и поверить не мог своим глазам. Это было за пределами его понимания.

Как можно это делать в своём уме?! – поражался он. – Пить блядь ссанину!!! Да ещё и не только свою, судя по количеству жидкости в ведре. Может туда ещё и срали? Хотя вряд-ли, была бы вонь в магазине, - немного утешил себя Олег снова вспомнив как касался её рта своими губами. Несмотря на отвращение, которое испытывал Олег глядя на мерзкое поведение толстухи, её предложение потрахаться всё ещё звучало заманчиво. Можно ведь и на лицо не смотреть, просто сунуть ей, кончить и сбежать нахер из этого помойного кошмара.

Голая и доступная шлюха стояла перед ним раком, в полумраке где их никто не увидит. И тем более она никому не расскажет про секс после такого, вряд-ли ебнутая Екатерина хочет прославиться на районе.

— Я никому не скажу, не бойся ты, орлик! - снова схлебнув ещё мочи из ведра добавила Екатерина. – Делай, потом поговорим, хороший мой, - выдохнула она и снова наклонилась губами к содержимому туалета. – Поставь на сигналку магазин, код девять, семь, один, три. Сделай так, как будто я ушла отсюда домой и дай волю желаниям, - она отпила снова и торопливо сглотнув, опять втянула губами ещё глоток.

— А чего ты хочешь? Боли? – немного опомнившись от шока, с подозрением глядя спросил Олег.

— Я хочу, чтобы ты оторвался на мне, по полной, - промычала Екатерина губами в помои. – Потом все разговоры, прошу тебя, начинай. Не контролируй себя, выпусти желания на волю, - она умоляла у боялась, теперь это было четко слышно в голосе. Пышка действительно боялась, но только того, что Олег передумает, как и все остальные, кто был до него. Пусть он думает, что хочет, что она шлюха-давалка, что она говноедка и мразь, но пусть сделает то, о чём она просит. Пусть станет особенным. Все её прежние попытки получить желаемое до сих пор оборачивались только насмешками и отвращением со стороны мужчин.

Олег молчал и думал, пытаясь мыслить трезво и адекватно.

Он что-то слышал про таких людей, странных и отталкивающих. Про тех, кто любит унижения и подчинения. Но до сих пор это были только слухи, ни с чем подобным в жизни Косой не сталкивался. Но эта просьба... это предложение замести следы и дать себе волю, оно... оно будоражило воображение вопреки всему, вопреки морали и совести. Косому ХОТЕЛОСЬ принять предложение толстой обнаженной шлюхи хлебающей помои из ведра.

Хотелось опробовать настоящей власти, а не такой как над подчиненными. Они унижались не искренне, за зарплату, а это совсем другое, настолько фальшивое, что даже более мерзкое чем эта толстая баба с мочой во рту. Она была абсолютна честна и обнажена перед Олегом, открыта и телом, и душой настолько, насколько не открывалась даже самым близким.

Екатерина. Е, румяная и весёлая хохотушка из продуктового на углу, которую знали все вокруг, стояла голая, на четвереньках в подсобке, открывая самую заветную тайну малознакомому мужику. - Делай, делай со мной что хочешь, - шептала она, обтекая помоями с волос. Подумав ещё с минуту под всплески в ведре, Олег протянул руку и ввёл код на пульте сигнализации: 9713. Раздался протяжный писк и мигание красной лампочки прекратилось, теперь она давала ровный красный свет. Подсобка продуктового стала похожа на фотолабораторию с тусклым алым освещением.

— И что мне можно делать? – распечатывая гандон зубами и натягивая его на член спросил Олег. Все мысли неизбежно вели Косого к доступной пизде перед ним, неважно что она делает лицом, трахнуть её нижние дыры это не помешает.

— Просто будь собой. Не надо ничего изобретать и думать о моём удовольствии. Просто пользуйся как вещью, - пробубнила толстуха вытирая рот от мочи. Она наклонилась немного вперед, подняла рукой свои массивные груди и бросила их в ведро. Помои плеснулись в стороны и снова схлестнулись, утопив пышные дойки и соски Екатерины в испражнениях. Шлюха прикрыла глаза, было видно, что даже самоунижение доставляет ей огромное удовольствие. Продавщица немного покачалась, болтая грудями в помоях, затем она облизнулась и пыхтя выдохнула, снова покорно склоняя голову.

— Быть собой... - задумчиво повторил за ней Олег, размышляя о том, чего бы ему действительно хотелось в сексе. Он обошел стоящую на четвереньках суку по кругу, покачивая над ней членом зачехленным в мятый тонкий гандон. – А если я захочу ударить тебя, тогда что? – осторожно спросил Косой, остановившись у раболепного лица пышки. Хуй торчал над её носом колом, яйца свисали у её поганых губ, но сама Екатерина. Е, не лезла лизать или сосать, видимо ожидая приказа; Олег понял это так.

— Делай что хочешь. Если надо, то бей, - упрямо шевельнула губами толстуха, обдав теплом и вонью изо рта мошонку Олега. – Муж не увидит побоев, я хочу в закрытой ночнушке, секса у нас нет.

Выглядело всё это странно, подозрительно, но Олег всё-таки решился и встал. Для начала, просто ради эксперимента, он взялся за сухие волосы на затылке толстухи и оттянул её назад. Продавщица послушно выпрямилась, вытаскивая массивные груди из ведра с испражнениями. Её дойки и соски обтекали мутной жижей с шумом обливая бетонный пол под коленями пышнотелой суки. Пинком подвинув ведро, Олег снова надавил на затылок продавщицы и она покорно нырнула лицом в помои.

Косой присел на корточки, продолжая удерживать лицо толстухи глубоко в моче. Она не сопротивлялась около пятнадцати секунд, затем наступил ключевой момент и женщина попыталась поднять голову чтобы вдохнуть. Внутренние метания Олега продолжались доли секунды, он быстро принял решение и стиснул пальцы крепче.

Пухлые руки продавщицы судорожно дернулись выискивая опору. Помои вокруг утопленной головы запузырились, воздух вырывался из легких толстухи, впуская в её горло мочу и дерьмо. Она задергалась ещё сильнее, но Олег не отпускал. Наконец, поняв, что её просто убивают продавщица рванулась изо всех сил и Косой не удержал её.

Волнистое рыхлое тело Екатерины шумно грохнулось на мокрый пол, ведро упало рядом выливая содержимое под пышные телеса хватающей воздух шлюхи. Она быстро приподнялась на локте и тут же выдала фонтан рвоты – б... б... бууууээээ!!!. Комковатая струя выплеснулась с губ и хлестанула в бетон, разлетаясь вокруг взрывом грязных капель. Подсобку огласило громкое рыгание, а затем кашель продавщицы.

Проблевавшись, женщина села на полу тяжело дыша и всхлипывая. Косметика размокла на лице превращая его в маску печальной клоунессы, тушь стекала полосами под пухлые щёки. Помада размазалась словно от горлового минета, покрасневшие глаза слезились из носа текли сопли которые она вытирала тыльной стороной ладони. Очнувшись от состояния аффекта Олег посмотрел на свои руки и дернулся назад. Он поверить не мог в то, что чуть не убил человека, пусть это и была грязная толстая извращенка из местного магазина.

Косого накрыл страх, и он пробубнив извинения заспешил к выходу, попутно срывая с члена гондон. Презик звонко щёлкнул и отлетел в кучу картонных коробок с консервами «тушенка свиная». Искать гандон, Олег не собирался, пусть эта ебанутая говноедка сама разбирается. Надо сваливать нахуй отсюда, пока он дел не натворил с этой ебанашкой толстой. Она действительна опасна со своими заебами, теперь он это понял. Теперь Олег боялся себя и своих желаний, он напрягся, сжал зубы пытаясь прогнать дурные мысли.

- Нет! – вдруг зарыдала и поползла за ним Екатерина. Е. – НЕТ! НЕ УХОДИ! – тряслась и всхлипывала она, продолжая шлёпать ладонями и коленями по бетону вслед за Олегом. – Умоля-аа-ааа-ююю, - прерывисто, надрывно, горько разревелась она и сев голым задом на холодный пол закрыла лицо руками.

Олег резко остановился спиной к продавщице, подумал пару секунд и опустил взгляд. Оставаться равнодушным к таким мольбам и завываниям он не смог. Закрыв глаза Косой тяжело выдохнул, пытаясь собраться с мыслями и понять как вляпался в такое дерьмо, причем в прямом смысле.

— Прости, но... я не могу так, - выдохнул Олег хватая брюки с прилавка. – Я... я просто боюсь. Прости, мне пора, - честно признался мужик и наконец впихнул ногу в непослушную штанину.

Он уже не соблазнялся ни обширной жопой спятившей дуры, ни её доступной пиздой. Просто хотелось сбежать от извращенки домой, к


такой же доступной, но надоевшей жене Лидке. Поглядев на него глазами полными слёз, толстуха неуклюже встала качая массивными телесами и всхлипывая носом подошла ближе. Олег уже надел брюки и всеми силами пытался поскорее застегнуть рубашку, смотреть в глаза продавщице он избегал. Ему было стыдно и противно, хоть и не было секса никакого. Он старался быстрее справится с пуговицами и не вдыхать вонь помоев идущую от Екатерины.

— Дай руку, пожалуйста! - тихо попросила продавщица остановившись за шаг от Олега. Она видела, что ему противно от вони и соблюдала дистанцию. Зрелая женщина сама всё понимала насчёт своих ненормальных фетишей. Косой перестал бороться с последней пуговицей и снова тяжело вздохнул. Он посмотрел в голубые и печальные как у коровы глаза пышки. Она ведь ничего плохого не сделала, на самом-то деле. Ну ненормальная больная и что? Социально не опасна, если разобраться, а как известно – каждый дрочит как он хочет. Да, она мерзкая, грязная и ебанутая, теперь он это знает, вот и всё.

Решившись сделать ей последнее одолжение Олег закатал рукав рубахи и подал руку продавщице. Пусть для неё это будет желанным знаком внимания, а он просто уйдёт и постарается забыть всё, что тут случилось. Так будет лучше для всех. Но его добрые намерения не привели ни к чему хорошему. Всё что было дальше случилось как обычно, а именно - через жопу. Крепко взяв его за предплечье Екатерина снова печально улыбнулась и повернулась к Олегу своим массивным задом. Она наклонилась, сложив мокрые груди на стеклянную витрину с охлажденными продуктами и прислонила кисть мужской руки к разрезу своей задницы.

— Потрогай, что у меня там есть, - попросила Екатерина не выпуская запястье Олега из хватки пальцев. – Залезь, проверь, потом руки помоешь, если захочешь, - она кивнула на вафельное полотенце и хозяйственное мыло лежавшие с краю.

— Слушай... прости ещё раз, - замявшись вздохнул Олег. – Но давай я лучше пойду, а?

— Просто потрогай меня там и иди с миром, забудем всё. Не думай ты глупости всякие, я тебя умоляю. Видишь ведь, что я того, ку-ку, ну сделай одолжение дурочке, орлик! - спокойно и ласково ответила она, не меняя позы. – Честно, больше никаких воспоминаний, - заверила женщина и это звучало как правда.

Всё становилось страннее и ненормальнее с каждой секундой. Олег сердцем чуял, что добром это не кончится. Первоначальный страх и стыд Косого усилились, но как это ни смешно, ему было жаль эту пухлую и несчастную бабу с тараканами в башке. Ещё раз тяжело вздохнув, Олег перевёл взгляд на ягодицы толстухи. Коснувшись их пальцами Косой ощутил, что они совсем не похожи на булки его жены Лиды. Задница продавщицы была упругой на ощупь, прохладной и шершавой, она не проваливалась нежной плотью под прикосновениями как жопа родной Лиды.

— Ой! Ещё, ещё, ещё! – благодарно застонала толстуха. – Поглубже, орлик! – умоляла она с последней надеждой в голосе.

Немного надавив Косой влез пальцами в плотный стык ягодиц продавщицы. Пышка выпустила его руку из пальцев, давая Косому волю. Локти Екатерины с зажатыми между ними большими дойками спокойно уперлись в прилавок. Она расслабилась и прогнула спину подставляя жопу Олегу. Косой сразу заметил перемену в её поведении, но не придал этому значения. И лишь позже до него дошло, что она ЗНАЛА о том, что будет дальше. Знала и поэтому расслабилась.

Протолкнув пальцы между расслабленных ягодиц закряхтевшей толстухи Олег замер от нового потрясения. Анус пухлой Екатерины. Е, был даже не влажной или мокрой дыркой, наощупь это была просто дырень размером... Да не было у неё никакого размера блядь, жопа толстухи облепила голым нутром сначала пальцы, а потом впустило внутрь и всю кисть Олега. От неожиданности, провалившись рукой в жопу застонавшей толстухи как в дыру в стене Косой даже покачнулся вперёд. Рука легко и резко вошла до половины предплечья и подвернутый манжет белой рубахи хлопнул по голым ягодицам продавщицы.

— Ой! – затряслась от проникновения руки глубоко в жопу толстуха сминая руками необъятные груди. – Ой, как хорошо, миленький! ОЙ, ой, ссс! - она сдавила пальцами соски и деловито вытащила их из-под себя.

Облизнув пальцы, женщина принялась оглаживать ореолы на грудях и тихо постанывать. Стоящий у её зада Олег продолжал потрясенно смотреть на свою руку вставленную в жопу толстухи и ощущать пальцами её нутро. Рыхлое, скользкое, с густой кашей глубоко внутри, таким было содержимое толстой жопы. Пальцы месили комковатую кашу в скользкой теплой трубе. Чуть наклонившись вбок и прикинув взглядом, Олег понял, что влез ей в задний проход примерно до пупа.

Анус и ягодицы продавщицы давили на его предплечье где-то в районе центровой вены у локтя, всё остальное провалилось в толстую задницу шлюхи. Вслед за первым удивлением пришло новое осознание. Мало того, что толстуха откровенно кончала, наслаждаясь моментом и выкручивая свои соски, она ещё и подмахивала. Толстая жопа натаскивалась на пару сантиметров и отодвигалась обратно, движение ануса по коже ощущалось густым и влажным. Сжатый кулак в животе продавщицы месил её нутро под натужные стоны и кряхтение.

И в этот момент Олег ПОНЯЛ, что не может вытащить кулак, потому что вся его рука до локтя будет покрыта дерьмом стонущей шлюхи. Это осознание было настолько неожиданным и омерзительным, что мужчина с ужасом зажмурился.

— Йееебаааать! - прошептал Олег, пыхтя от нагрузки жопы на руку.

Шалава продолжала трахать его предплечье своей безразмерной дыркой и всё шире расставляла ноги. Её скользкое выделений очко таскалось по коже Олега неровным кожаным кольцом используя его как огромное живое дилдо. Массивные груди толстухи тяжело грохотали ударяясь об прилавок и громыхая товаром. Она уперлась руками в стеклянную холодную витрину и ебла себя рукой в жопу с каким-то остервенением. Екатерина словно пыталась сделать не приятно, а плохо им обоим, и себе, и Олегу.

Шлюха стонала всё громче, из её пизды полилась шумная золотистая струя мочи или сквирта. Олег загнул руку и принял упор, не давая ебанутой шалаве насадится на руку целиком, а она хотела этого, она пыталась сама. Косой чувствовал, что сколькое нутро толстухи натянулось до предела и всё может обернуться кровотечением если она насадится ещё немного.

— Блядь, это безумие какое-то! – под грохот прилавка под дойками и надрывные стоны шалавы прошептал Олег. Было тяжело, было дико, тупо, но он держался, продолжая дарить анальное наслаждение ёбнутой толстухе, – Безумие блядь! Дурдом какой-то нахуй! – сдавленно процедил он, уже вспотев от тяжелых ударов толстой жопы в плечо. Олег мельком глянул на стекла холодной витрины и увидел часть дикой картины со стороны. Пышная задница шлюхи словно поглощала руку толстыми грязными ягодицами, а он стоял как зоотехник из колхоза у жопы коровы и шарил рукой в бездонной дыре.

— ОЙ МИЛЫЙ! О! О! О! О! ОООООО!!! – разразилась воплем толстуха и затряслась на руке Олега как туша весом в центнер.

С трудом удерживая кончающую шлюху Косой схватился за полку с консервами и она не выдержала. Банки полетели вниз, осыпая Олега ударами жестянок и бумажками ценников со скидками. Косой был мужиком крепким, но в пределах разумного. Удержать обмякшую в оргазме толстуху он не смог. С громким хлюпаньем и чавканьем анус продавщицы соскользнул с предплечья Олега и Екатерина грохнулась на дырявый линолеум, продолжая ссаться и сраться под себя.

Зрелище было омерзительным и Олег быстро отвернулся оглядывая свою руку. Вопреки его ожиданиям дерьма почти не было, только несколько темных полос которые он торопливо вытер о брошенный здесь же синий передник продавщицы. Олег снова взялся за брюки и попробовал надеть их, но едва коснувшись члена опомнился и замер. Только сейчас, когда шокирующее действо закончилось он ощутил, что возбужден до безумия.

Стояк торчал так, что резинку трусов оттягивало от живота, чувствительность члена была дикой.

Может когда-то, в гормональной юности он и испытывал что-то подобное, но точно не в браке. Ничего подобного он не чувствовал, трахая красивую и послушную жену в их совместной спальне. Лида стонала, обнимала и целовала его, он спускал ей на живот и вытирал салфеткой, а потом спать. На этом всё, обязанности выполнены, претензий нет, но... Но ведь эта омерзительная шлюха которая напилась помоев и кончала у его ног, она же... Она живет за пределами нормального! - вдруг осознал Олег. – За пределами спальни.

Тут не надо выполнять обязанности и ебать её до завершения. Тут можно и нужно пользоваться женщиной и получать удовольствие по полной, - это было как озарение, как молния. Едва сдерживая дрожь возбуждения Олег снова повернулся к валявшейся на полу толстухе. - Ты ещё не против продолжить? – негромко спросил Косой, роняя брюки из рук на пол. - Не спрашивай, я же просила, - выдохнула толстуха приходя в сознание. – Делай, что хочешь.

И он сделал.
1 910
0
+11
Добавлено:
1.11.2023, 17:57
Просмотров:
1 910
Схожие порно рассказы
Ваши комментарии



Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
©2024 – истории для взрослых,
эротические и порно рассказы. Порнорассказы. Про секс 18+
ВСЕ МОДЕЛИ НА МОМЕНТ СЪЕМОК ДОСТИГЛИ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ.
ПРОСМОТР ПОРНОГРАФИЧЕСКОГО КОНТЕНТА ЛИЦАМ НЕ ДОСТИГШИМ 18-ТИ ЛЕТ ЗАПРЕЩЕН.
Соглашение/связь/реклама